вторник, 13 апреля 2010 г.

"СМЕРШ" ЗАГАДЫВАЕТ "ЗАГАДКУ"

 Из архивов ФСБ. Подробнее ЗДЕСЬ

Ранним утром 20 июня 1943 года в Егорьевский РО НКВД Московской области пришел мужчина. Он заявил удивленному дежурному, что является зафронтовым разведчиком особого отдела Северо-Западного фронта "Северовым", внедрившимся в германскую разведку, и что вместе с напарником "Волковым" был сброшен немцами на парашютах в тыл Красной Армии для выполнения спецзадания.
Оба немедленно были доставлены в Москву в распоряжение Главного управления контрразведки "Смерш" НКО СССР. "Северов" и "Волков" рассказали, что целью их заброски является склонение к сотрудничеству с германской разведкой ответственного сотрудника НКПС "Леонова", дальнего родственника "Северова".С самого начала войны противник проявлял большой интерес к Московскому железнодорожному узлу, поэтому подполковник В.Я. Барышников 23 июля рапортом доложил B.C. Абакумову: "В связи с тем, что группа имеет очень интересное задание, по которому можно осуществить серьезные контрразведывательные мероприятия, как вызов, например, квалифицированных вербовщиков, данную группу целесообразно включить в радиоигру".

Санкция была получена, и после проверки прибывших из-за линии фронта началась игра с разведорганом 6-го Управления РСХА "Цеппелин-Норд". Она получила условное наименование "Загадка". Открывались широкие возможности для выявления действительных замыслов спецслужб Германии по использованию агентуры в Москве, для дезинформации противника, а также перехвата и последующего ареста немецкой агентуры.В качестве радиста в игре использовался "Волков", что выглядело логичным исходя из полученного им задания. В первой радиограмме противнику сообщили, что агентам удалось устроиться в Москве, но планируемый к вербовке "Леонов" переведен на работу в Тбилиси, и поэтому необходима поездка на Кавказ. От "Цеппелина" была получена санкция на выезд в столицу Грузии.По возвращении в Москву "Северов" передал по рации немцам о возникших "сложностях", так как в ходе беседы его родственник якобы выразил неверие в победу Германии, и поэтому ему как вербовщику пришлось заявить, что он работает на американцев. "Леонов" согласился оказывать помощь союзникам, однако выдвинул требование о предоставлении американского паспорта и оплате услуг в валюте.Идея сотрудников "Смерш" удалась. Так как немцы знали, что у "Северова" долларов в наличии не было, они, заинтересовавшись фигурой "Леонова", пытались любыми путями удовлетворить его требования. В ночь с 29 на 30 марта 1944 года в районе г. Егорьевска был сброшен с самолета сотрудник СД Алоиз Гальфе, берлинский специалист по подготовке агентов-радистов. Вызов на нашу территорию офицера немецкой разведки было несомненной удачей. Кроме того, заброска Гальфе являлась показателем огромного доверия к своим агентам со стороны разведоргана противника. Помимо шпионского снаряжения для вербовки родственника "Северова" он привез 5 тысяч долларов и 500 тысяч рублей. На вокзале в Егорьевске немца арестовали, а по рации в разведцентр сообщили о его благополучном прибытии, получении посылки и состоявшейся вербовке "Леонова".В процессе игры от имени "Леонова" германским разведорганам передали информацию о наличии в его распоряжении "тщательно отработанных" планов воинских перевозок на летне-осенннй период 1944 года, которые, как представлялось, давали возможность немцам выявить замыслы готовящихся наступательных операций Красной Армии, поскольку Москва являлась основным транспортным узлом. При этом получение таких важных материалов было обусловлено немедленной заброской агента-связника со значительной суммой иностранной валюты и фотоаппаратом для пересъемки документов. Спустя несколько дней после сеанса связи очередной агент-парашютист был захвачен на месте приземления в том же Егорьевском районе. 21 июля 1944 года в разведцентр противника было соо щено, что все необходимые средства получены, документы сфотографированы и оговаривались условия их передачи. Насколько заинтересовала противника приманка "Смерш" в виде планов советских воинских перевозок, удалось узнать только после войны. По поводу указанной радиограммы один из бывших официальных сотрудников "Цеппелина" показал, что она была доложена руководству РСХА Шелленбергу и Кальтенбрунеру. Арестованный немецкий разведчик, в частности, сказал: "Не исключена возможность, что эта радиограмма была доложена Гиммлеру, так как на следующий день уже имелся наготове самолет, с которого предполагали сбросить фотоаппарат. В нормальных условиях "Цеппелину" никогда бы не удалось в течение шести часов достать самолет".Самолет, посланный для доставки добытых материалов, приземлился в районе Егорьевска в ночь с 14 на 15 августа на специально подготовленной контрразведчиками площадке, оборудованной ямами-ловушками. Но к удивлению офицеров "Смерш" и бойцов группы захвата он не застрял ни в одной из них. Когда контрразведчики это поняли, то открыли огонь на поражение, но самолет удачно сманеврировал, развернулся, взлетел и благополучно ушел за линию фронта. Разгадка такой неудачи стала возможной только через месяц, когда аналогичный спецсамолет был захвачен в Смоленской области. Выяснилось, что прибывший за фотоматериалами "Леонова" самолет был специально сконструирован фирмой "Мессершмидт" для высадки разведгрупп в глубоком тылу противника. Вместо обычных шасси он был снабжен каучуковыми траками, дававшими ему возможность приземляться даже на заболоченной местности. Это и позволило его экипажу удачно избежать расставленной западни под Егорьевском.Для того чтобы развеять у противника возможные сомнения после случая с самолетом, сотрудники "Смерш" легендировали бегство агентов из Москвы. 21 августа с германским разведцентром радиосвязь была установлена уже из Ряжска. После ряда переговоров немцы приняли решение вывести агентов на свою территорию, но эта задача была невыполнимой, так как фронт стремительно приближался к границам Германии. Разведцентры меняли места своей дислокации. Периодические радиопереговоры, в которых агенты жаловались на свое трудное положение, привели к тому, что в ночь с 3 на 4 февраля 1945 года в районе Смоленска вновь было сброшено пять тюков различного снаряжения. Там были продукты, фиктивные документы, радиостанции, оружие, деньги. Последнее задание от разведцентра заключалось в указании вернуться в Москву и восстановить связь с работником наркомата путей сообщения. Но война подходила к концу, радиосвязь становилась нерегулярной и в апреле 1945 года она прекратилась.Представляет интерес оценка работы "Смерша" по радиоигре "Загадка", прозвучавшая из уст официального работника "Цеппелин-Норд", который вел дело группы "Иосифа" ("Северова"). На допросе в июне 1945 года он утверждал: "В разговорах с сотрудниками отдела забросок я постоянно слышал такое мнение, что "Иосиф" - лучшая агентурная группа, и если ы все активисты были такого склада, как люди "Иосифа", то разведка на территории Советского Союза была бы гораздо лучше поставлена. Все неполадки и провалы его группы служили поводом для критики плохой работы немецкой разведки. Вина за них возлагалась на взаимную конкуренцию и погоню за орденами среди руководства".

0 Comments:

blogger templates 3 columns | Make Money Online